Против кого Путин создает объединенные группировки войск на Кавказе

Против кого Путин создает объединенные группировки войск на Кавказе

Россия создает объединенные группировки войск с Абхазией и Арменией. Шаг весьма примечательный с учетом очень напряженной обстановки на Южном Кавказе

Представляется, что это действо Москвы имеет для нее не столько военное, сколько геополитическое значение. Понятно, что в столицах южнокавказских государств военные объединения вызвали разные комментарии. По большей части недружественные или настороженные.

Силы и средства

Наиболее выпукло цели и задачи создания Объединенной группировки войск (ОГВ) видны на примере Соглашения с Арменией. В этом документе определяется, что две страны создают ее  «в целях обеспечения безопасности сторон в Кавказском регионе коллективной безопасности». Она должна обеспечить «адекватное реагирование на вооруженное нападение (агрессию), а также на другие вызовы и угрозы безопасности сторон».

Командующий группировкой будет назначаться президентом Армении по согласованию с президентом России. Важное уточнение. В мирное время командующий ОГВ будет подчиняться начальнику Генштаба Армении, а в военное — «в зависимости от складывающейся обстановки», еще и командующему войсками российского Южного военного округа.

С российской стороны в ОГВ будет входить 102-я военная база, расположенная в Гюмри в 100 км к северу от Еревана. Практически на границе с Турцией. Она включает три мотострелковых полка, самоходный артиллерийский полк и танковый батальон, а также дивизионы реактивных систем залпового огня (РСЗО) с системами «Град» и «Смерч».

Наряду с этим в Армении дислоцированы отдельные дивизионы зенитно-ракетных комплексов С-300В  и Бук-М2, а также несколько эскадрилий истребителей МиГ-29, вертолетов Ми-24П и Ми-8МТ, что входят в 3624-ю авиационную базу, размещенную на аэродроме Эребуни близ Еревана. Общий состав российских войск около 4 тыс. человек. Кроме того, границу Армении контролируют армянские и российские пограничники.

Армения передает в ОГВ пять армейских корпусов. В их составе мотострелковые и танковые бригады, самоходные артиллерийские полки, противотанковые полки, полки ПВО, инженерно-саперные и другие. Есть тактические ракетные комплексы «Точка-У», зенитно-ракетные комплексы С-300П, «Куб», «Круг», С-125, С-75, «Оса-АКМ», «Стрела-10». Авиация представлена штурмовиками С-25, учебно-боевыми самолетами Л-39, вертолетами Ми-24 и Ми-8.

Какое-то количество подразделений армии Армении находится на территории Нагорного Карабаха. Как следует из публикаций в специализированной российской прессе, ответственность за оборону сепаратистского региона Ереван взял на себя. Тем не менее, входит ли его оборона в задачи ОГВ остается неясным.

Интересно, что практически с созданием ОГВ с Арменией аналогичное объединение было создано и с Абхазией. Здесь все более прямолинейно.

«Если будет необходимость применения нашей группировки за пределами Абхазии, то почему бы и нет. Но это опять же по согласованию главнокомандующих Абхазии и России, все действия будут согласовываться», — заявил министр обороны Абхазии Мираб Кишмария.

Намеренно или случайно абхазский министр выболтал настоящие цели создания ОГВ, не имеет особого значения. Важен факт сам по себе. ОГВ с Арменией и Абхазией создаются не столько для обороны, сколько для военно-политического давления на страны региона. Более того, задача выходит далеко за пределы этого географического района.

Стратегия и тактика

Геостратегическая важность Южного Кавказа определяется целым рядом факторов не только военного характера, но также экономического и финансового.

Читайте также:  Названа причина отсрочки выборов в России

Против кого Путин создает объединенные группировки войск на КавказеПротив кого Путин создает объединенные группировки войск на Кавказе

Владимир Путин и президент Армении Серж Саргсян

Во-первых. Регион является связующим между Каспийском и Черным морем. Одного этого могло хватить для всего остального. Именно через него еще с древних времен проходили важнейшие пути связи Востока и Запада. Начиная от Великого Шелкового пути до трансконтинентальных трубопроводов углеводородов. Именно через Южный Кавказ наиболее короткий пути для нефти и газа из Ирана, Казахстана, Узбекистана и Туркмении в Европу. Кроме того, транспортный коридор Север-Юг также проходит через Южный Кавказ.

Во-вторых. В силу большой протяженности границ России у нее образуется несколько так называемых мягких подбрюший от Центральной Азии до Дальнего Востока. Среди них Южный Кавказ занимает особое место, так как наиболее близок к важным регионам России, в частности, к ее Поволжью с большим мусульманским населением, а также тесно связан с республиками Северного Кавказа. Не удивительно, что положение на Южном Кавказе привлекает такое же внимание Москвы, как и Украина.

Кстати, в Белокаменной всегда с большим подозрением и даже беспокойством следили за экономическим и военно-техническими связями Киева и стран Южного Кавказа. В частности, Азербайджана и Грузии. Великая глупость украинских властей состояла в недооценке этих связей, превращения их в стратегические не на словах, а на деле. Сейчас эти возможности в значительной мере упущены и в чем-то они превратились в наши собственные проблемы в Крыму и на Донбассе.

В-третьих. Южный Кавказ является важнейшим путем в направлении Турции и Ирана. Этот плацдарм использовался Советской Россией и СССР в 1920 и 1941-1946 гг. в агрессии против Ирана и попыток создания на севере этой страны социалистического государства.

На вторую половину 1945 года в СССР планировали начать войну с Турцией по захвату Стамбула, Проливов и восточной части страны. Ее большая часть должна была войти в состав Армении, меньшая — Грузии. Были даже сформированные партийные комитеты для действий на захваченной территории. С конца 1945 и до 1954 года СССР официально предъявлял Турции территориальные претензии и требовал изменения статуса Проливов с постоянной угрозой применения силы.

Этим агрессивные замыслы не осуществились по независящим от Москвы обстоятельствам, но об этом крепко помнят как в Тегеране, так и в Анкаре. Кстати, об этом много писала иранская пресса в связи с попытками Москвы создать там авиабазу. В том числе, и о потенциальной угрозе безопасности и независимости страны, которую несет даже небольшой российский военный контингент.

В-четвертых. Турцией и Ираном дело не ограничивается. Через Южный Кавказ Россия получает возможность дальнейшего продвижения в направлении Индийского океана — вековой мечты от русских царей до лидеров большевиков. Это цель не ближайшая, но о ней в Москве всегда помнят.

В-пятых. Борьба за рынок энергоресурсов будет постоянно обостряться. Это объективный факт, связанный как с внедрением альтернативной энергетики, так и разработкой нетрадиционных способов добычи нефти и газа. Даже переход автомобилей на 30% от двигателей внутреннего сгорания и дизелей на электротранспорт существенно уменьшит спрос на нефть. Это реальная перспектива ближайших 20 лет. Понятно, что для России исключительно важно надежно контролировать Южный Кавказ как источник углеводородов так и транспортные артерии через него.

Читайте также:  «Формулу Штайнмайера» разработала Россия?

В-шестых. ОГВ должна предотвратить проникновение террористических группировок на Южный Кавказ. Теоретически это так, но практически не очень в случае победы в Турции агрессивных исламистов. Как показывает опыт других стран, в первую очередь Сирии и Египта, борьба с боевиками с помощью комплексов С-300 и им подобных неэффективна.

В-седьмых. В Белокаменной существует паранойя по поводу возможного расширения НАТО за счет Украины и Грузии. В последней все чаще проводятся совместные учения, что вызывает очередной приступ бешенства в Кремле. Несколько странно после агрессии в 2008 году и содействия отторжению Южной Осетии и Абхазии. Не удивительно, что в Тбилиси ищут защиту от агрессивного соседа в НАТО. Можно предположить, что ОГВ есть своеобразный ответ на совместные учения в Грузии и потенциальное ее вхождение в Альянс.

В соответствии с этими стратегическими задачами Москва строит свою политику не только в регионе, но также на Ближнем и Среднем Востоке. Комплексы С-300 и С-400 размещаются в Армении и Сирии не столько для защиты, сколько для утверждения российского присутствия и влияния в соответствующем регионе.

В тактическом смысле создание ОГВ служит реализацией разработанной стратегии. Вновь создается наступательный пояс не только на Южном Кавказе, но с использованием российского черноморского побережья Кавказа и Крыма для возможного давления на Иран и прямого воздействия на Турцию, Грузию и Украину. В дальнейшем на Болгарию и Румынию.

Второй тактической целью является превращение Каспийского и Черного морей в российские «озера».

Как показывают последние заявления Эрдогана по Сирии, какого-то союза или даже совместных действий не получается. Так что очередное обострение отношений весьма близко. И в этом смысле ОГВ очень нужна.

Круги по воде

Интересно, что создание ОГВ было встречено в Ереване весьма неоднозначно. Вроде бы группировка направлена на укрепление безопасности Армении, но не все так просто.

Как показало весеннее обострение вокруг Нагорного Карабаха, азербайджанская армия значительно усилилась и готова к наступательным действиям. Не удивительно, что в Армении серьезно забеспокоились. Внутренние ресурсы на дополнительное усиление обороны, не говоря уже о наступлении у страны, практически исчерпаны, в то время как Азербайджан имеет все возможности для наращивания вооружений своей армии. Осталось только одно. Объединить войска с Россией и тем самым спрятаться за ее спину.

Против кого Путин создает объединенные группировки войск на КавказеПротив кого Путин создает объединенные группировки войск на Кавказе

Однако проблема в том, что ОГВ «не направлена против третьих государств» и как себя поведет Москва и командование группировки в случае открытого конфликта с Баку никак не определяется документально, а сводится к «зависимости от складывающейся обстановки». Другими словами, Кремль оставляется за собой право проигнорировать интересы Армении и занять отличную от Еревана позицию.

Читайте также:  Появились доказательства сотрудничества «ДНР» и Кремля

С другой стороны, эта же неопределенность направлена и против Баку. Там тоже должны гадать, как поведет себя Москва.

В Армении много писали, что Ереван уже передал России свои суверенные права — в области энергетики, транспорта, связи, таможенной и внешнеэкономической политики, а «соглашение о совместной с Россией ПВО лишило Армению суверенитета в региональном небе».

Не удивительно доминирующее в армянской столице представление, что ОГВ не представляет собой защиту, а создает стране дополнительные проблемы. Как с Азербайджаном, так и с Грузией. Москва преследует собственные цели, и защита Армении далеко не самая приоритетная. Так считает европейская и американская армянские диаспоры, крайне недовольные пророссийским курсом Еревана. Этот фактор в конкретных условиях Армении ни в коем случае нельзя игнорировать.

От диаспоры поступает значительный объем помощи, без которой страна просто не выживет. Пренебрежение мнением иностранных армян может слишком дорого стоить правящему режиму в Ереване.

Кстати, этот фактор в Москве также учитывают, и недекларируемая цель ОГВ, а конкретно российских войск в Армении состоит в противостоянии возможной цветной революции, которую так страшатся в Москве.

В Баку создание ОГВ встретили крайне негативно. Как отметил азербайджанский военный эксперт Яшар Айдемиров, Россия ведет политическую игру, цель которой — предостеречь Азербайджан от военного пути решения карабахского конфликта.

«Если кто-то в России полагает, что демонстративной военной поддержкой армян заставят Баку пойти на мир в соответствии с пожеланиями Еревана и Москвы, то он глубоко ошибается», — говорит политолог, депутат азербайджанского парламента Расим Мусабеков,

По мнению эксперта, Азербайджан ответит увеличением закупок вооружений у Израиля и Пакистана, а также увеличением количества военных учений.

Грузия же оказалась практически окруженной российским войсками по всему периметру границ за исключением азербайджанского и небольшого турецкого участка.  Ответ Тбилиси очевиден. Разрядка в отношениях с Россией откладывается, число совместных учений с НАТО возрастет, количество заходов иностранных военных кораблей в грузинские порты также увеличится.

Вот такой московский вклад в дело мира на Южном Кавказе.

Юрий Райхель

Источник


Читайте также:

Комментарии закрыты.