Мы тренируем дух, и в бою страх уже не властен над тобой - доброволец-иностранец о войне на Донбассе

Игорь Клевко

Игорь Клевко из Беларуси воевал добровольцем на Донбассе под позывным Лев.
14 октября, на Покрову Пресвятой Богородицы, он получил звание Народный Герой Украины.
В первой части интервью ONLINE.UA боец рассказал, почему он принял участие в войне в Украине, а также о своем боевом крещении.

В продолжении беседы Игорь Клевко объяснил, что дали ему занятия восточными боевыми искусствами (он имеет 9-й дан школы «Нят-Нам»), и вспомнил, как получил два ранения — под Иловайском и в Песках.

— Во время сражения навыки боевого искусства — как они проявляются? 

— Я много лет занимался вьетнамским национальным искусством борьбы «Нят-Нам». 
Мы тренируем дух, прежде всего, это как ключ к пониманию всего. Сначала изучается форма, потом изучается оружие, дальше изучается совершенствование полученных навыков. Так совершенствуется дух, это сложный путь, он открывается далеко не всем. Чтобы было понятно, на 2-й дан я сдавал четыре раза, то есть, у нас не было такого — ты заплатил деньги, и тебе выдали диплом. 
И как это потом пригодилось — в первом бою было самое яркое проявление. Когда дух превосходил все, что происходит вокруг тебя. Когда ты, пребывая в духе, чувствуешь себя спокойно и уверенно. Ты просто знаешь, что тебе делать, как поступать дальше. Ты просто делаешь то, чему учился. Страх уже не властен над тобой, ты двигаешься так, как того требует ситуация в бою. 

Как учил Миямото Мусаси (ронин ХVII века, считается одним из самых известных фехтовальщиков в истории Японии, — ONLINE.UA): «Дух не может ни подниматься, ни опускаться, он должен обрести свое место внутри тебя». 
Первый страх ощутил только в начале боя, когда нашу машину стали обстреливать из засады в лесополосе. Мы выпрыгнули, я подумал: «С Богом!» Залег, пули над головой свистят, но подниматься-то надо! Как учили парни из спецназа: «Лежать не помогает!» И поднимаешься, начинаешь прицельно стрелять, делать все правильно. 
— Расскажи про бои, во время которых ты получил ранения!
— Первое ранение было в Иловайске, 23 августа 2014 года — это легкое ранение, по сути, царапина. Я мог держать оружие, защищать себя и товарищей. Мы приехали вторым эшелоном в Иловайск из Курахово — уже после того, как освободили Лисичанск, Попасную. 
Мы — это контрдиверсионное отделение, задача — на освобожденных территориях вычислять и обезвреживать диверсионные группы. Вошли в город, стали искать жилье — так, чтобы все рядом могли находиться, нашли один такой домик, все поместились. 
В день операции нашей задачей было проверить дорогу, чтобы могли продвигаться основные силы. Я отвечал за зачистку правой стороны дороги. На растяжки не попали, все целы, здоровы, сделали проход для основных сил.
Зачистили периметр. Проверили бомбоубежище. А бомбоубежище — это очень сложный объект, там есть несколько выходов, силы противника могут быть, где угодно. Плюс гражданское население в бомбоубежище — идентифицировать людей достаточно сложно. 
Все сделали, как нужно, получили приказ отступать, и тут взорвалась передо мною граната, осколком ранило руку, по касательной. Даже непонятно, как он ушел, сделали рентген — глубокое ранение есть, а осколка — нет. 
Выходил из Иловайска, сопровождая раненого из батальона «Днепр-1», позывной Гром. Хороший парень. Далее ждали около суток, когда сформируют колонну, чтобы вывезти убитых, раненых и беженцев. Когда нужно было брать в руки автоматы, раненые брали автоматы, этот парень из «Днепра-1» Гром показал себя достойно. Он держал свой сектор и демонстрировал присутствие духа. 
Выходили эшелоном: тридцать раненых, восемь «двухсотых» и беженцы. БТР разведки, два «Урала» и две машины «скорой помощи». Ожидалось нападение танковой колонны, но, слава Богу, все вышло хорошо — были обстрелы, но никто не останавливался, никто не пострадал, все живые. 
Второе ранение я получил 17 марта 2015 года в Песках, откуда мы держали дорогу на Донецкий аэропорт. Если бы Пески сдали, то и аэропорт бы не выстоял. 
Я находился тогда в составе 2-й штурмовой роты 5-го батальона ДУК «Правый сектор». Жили в доме полуразваленном, постоянные обстрелы, перед тем, как выйти во двор, нужно было прислушаться. 
Ситуация была такая еще: приехала к нам журналистка из Франции, сама — украинка, она фотографировала. И так получилось, нам привезли волонтеры очень много мяса. До замаринованного долго руки не доходили, могло испортиться, решили жарить шашлыки. Была еще свежая шея, нужно было и ее замариновать, приготовить. 
Я как раз был свободен от дежурств и занялся этим. Мясо замариновалось просто чудесно (тем более, если учитывать, что ты не дома, за специями на базар не сходишь). Но все нашлось само собой. Даже лимоны были, как я и хотел, добавил лимонный сок в маринад. Отец мой меня так научил, дай Бог ему здоровья! Мясо с кислинкой имеет какой-то свой особый вкус. 

Читайте также:  ГПУ намерена допустить Гаагский суд к расследованию дел по Евромайдану

Жарил мясо, а сам осознал, что рядом находится взрывчатка, лишь бы уголек или искра на ящики не упали. Помогал мне Джинн — хороший парень, молодой боец, 22 года, получил ранение в тот же день, что и я. Вот такой был день, шашлыки очень хорошие получились, все были довольны, накормлены, и еще осталось — угощались все, кто приходил. 
А потом Джинна ранили. Приходит Краб, говорит: «Парня ранили, нужно усиление на позиции «Земля». Кто пойдет?» И смотрит на меня — я свободен. «Пойдешь?» — «Конечно, пойду, только дорогу покажи мне!» И мы пошли. По нам выстрелили из АКС (автомата Калашникова, — ONLINE.UA), мы слышали разряды выстрелов. Ушли в сторону, в укрытие. Но, что удивительно, наверное, пророк Илья нам помогал в этот день: мы пошли другой дорогой. Услышав выстрелы, спрятались во дворе, в первом, где калитка была открыта. Выстрелы прошли там, где мы были на дороге. Переждали несколько минут и двинулись дальше. 
И прилетело два выстрела, даже непонятно было, откуда они прилетели, не слышно было. Один взрывается у моей ноги. Как в кость вошло, я даже не почувствовал. Как осколок попал рядом с глазом — это да, почувствовал. Вот таким было второе ранение. 
— Как ты получил позывной Лев?
— Важно не то, как дается позывной, а то, как к вам относятся. Сам Бог людей определяет, поэтому сложно людям, которые не соответствуют своим позывным. Можно назваться, как в мультике про капитана Врунгеля, «Победа», а две первые буковки отпали, и получается другой смысл. 
В моем случае это было несложно: «лев» — часть моей фамилии Клевко. Вот мой позывной. А в спорте на семинарах у меня был позывной Ниндзя, что, я считаю, тоже зачетно — как и на войне Лев. 
Беседовал Ярослав ГРЕБЕНЮК

Читайте также:  На парламентских выборах в Литве победил «Союз крестьян и зеленых»

Источник


Читайте также:

Комментарии закрыты.