Как АМКУ выписывает штрафы и почему их не платят

Государственный уполномоченный Антимонопольного комитета Украины Агия Загребельская рассказала UBR. ua о лазейках в госзакупках, штрафах и новых резонансных делах.

Агия, какими рынками АМКУ интересуется сейчас и по каким готовит выводы в ближайшее время? 

В моем ведении только рынки услуг, особенность которых в том, что на них практически нет злобных монополистов. Мы стали выносить много рекомендаций по госпредприятиям, как например, по ГП СЕТАМ или Госвнешинформ. 

Почему именно по госпредприятиям? 

Государство по привычке предоставляет госпредприятиям определенные эксклюзивные функции. Так, СЕТАМ единолично на основании приказа Минюста продает конфискат и арестованное имущество. Или, к примеру, Госвнешинформ, оформлявший акты ценовой экспертизы для перечисления сверх $50 тыс. по внешнеэкономическим контрактам. В обоих случаях эти структуры не предоставляли услуги, которые не под силу другим субъектам. Поэтому Нацбанк, с учетом наших рекомендаций, вообще отменил норму, предусматривающую необходимость получения актов ценовой экспертизы. Рекомендации Минюсту по ГП СЕТАМ тоже направлены.

Но по СЕТАМу — только в части, арестованного имущества? 

Да. Ничего эксклюзивного СЕТАМ в этом секторе не делает. Поэтому мы и рекомендовали Минюсту разделить функции организатора торгов и администратора ресурса, а также разработать критерии для допуска к торгам другие электронные площадки. Это важно для создания конкуренции, соответствующей инфраструктуры, для частных исполнителей, институт которых сейчас внедряется в Украине. Им будет нужна эффективная работа системы реализации арестованного имущества, так как от итогов продаж будут зависеть их вознаграждение, удовлетворение интересов взыскателей долгов и даже должников, которым после оплаты всех необходимых платежей возвращается остаток от суммы. Если реализацией будет заниматься только одна площадка, то максимального эффекта не достичь. Теперь ход за Минюстом.

Но рынок обвинял СЕТАМ в монополизации продаж активов банков банкротов…

Отчет АМКУ по реализации активов банков-банкротов мы представим в начале следующего года. Ведь в ситуации с арестованным имуществом, Минюст четко прописал модель реализации, которую мы исследовали. Что касается имущества банков банкротов, то модель только выстраивается. Мы активно переписываемся с Фондом, Нацбанком, площадками. ФГВФЛ выбрал 33 организатора торгов, ряд которых могут подключиться к "ProZorro.Продажи". Ситуация динамично развивается, скорее, в сторону конкуренции, а не монополизации. Нам необходимы факты нарушения, а так как новый механизм еще не запущен, то мы не можем давать рекомендации, это было бы преждевременным.

Когда будут ближайшие отчеты по другим рынкам? 

До конца октября АМКУ представит Мининфраструктуры рекомендации по "корректности" проведения конкурсов по аренде имущества в аэропортах. В первую очередь, это касается аэропорта "Борисполь". Ситуацию изучали совместно с Киевским терротделением и выявили негативные факты. Уже в ноябре представим результаты по монопольным проявлениям на рынках парковок по территории Украины. 

А из дел, которые не на слуху? 

По жалобе бизнеса исследуем рынок развлечений. А именно возможность и доступность проведения ярмарок и установления аттракционов предпринимателями. Много нареканий на местные власти, которые не дают разрешения на установку, например, батутов, аттракционов лабиринтов, киосков со сладостями. Они предпочитают одного местного предпринимателя, ущемляя интересы гастролирующих или сетевых фирм. 

Это логично. Ведь "свои" бизнесмены — это рабочие места и местные налоги. Возможна ли личная заинтересованность?

Да, они поддерживают своего производителя. Но когда он один, нет конкуренции, нет борьбы за качество и усовершенствование услуг, а также конкуренции цен. Это исследование завершим также в нынешнем году.  Еще к концу года готовятся рекомендации для Государственной фискальной службы в части условий размещения грузовых таможенных терминалов, выявленных по Киевской региональной таможне. 

В чем суть этого дела?

Киевская региональная таможня арендует территорию для грузовых терминалов у частной структуры. К нам поступила жалоба владельца авто, что при растаможке его вынудили воспользоваться услугами только этой частной фирмы. То есть, чтобы заехать на территорию терминала и при оформления всех процедур владелец авто может получить пропуск, арендовать стоянку, провести фотофиксацию авто и т. д. только у этой фирмы. Так что без получения определенных услуг конкретной компании растаможить авто невозможно. 

Читайте также:  На выходных в Киеве пройдут традиционные сельскохозяйственные ярмарки

Но с 2016 года закупки госсектора проходят в новом формате. Как часто участники жалуются на конкуренцию и недобросовестность заказчиков? 

С конца апреля, когда начал действовать закон "О публичных закупках", в комитет пришло 1024 жалобы. Это за 6 месяцев. К сравнению, за весь 2015 год поступило 1342 жалобы. Но не спешите говорить о росте. Прямой связи между количеством жалоб и нарушений нет. 

Что же кроется за такой динамикой?

Первое — закупки стали прозрачными. Раньше для поиска доказательств нарушений заказчику (госоргана или предприятия) надо было очень постараться. Сейчас все на сайте ProZorro, что позволяет быстро оценить данные конкурентов и нарушение процедур.

Второе — также быстро, не выходя из дому, можно оформить жалобу через сайт. Раньше готовили пакет документов, доставляли их в Комитете или отсылали почтой. 

Третье — уровень доверия к органу обжалования растет. Наши решения прозрачны, публикуются на сайте, каждое дело всегда слушают трое государственных уполномоченных, которые не могут в схожих делах занимать различные позиции. К тому же, орган независим от исполнительной ветки власти, представители которой и есть заказчиками. 

Каково количество фиктивных жалоб в общем потоке? 

Это обратная сторона упрощенных процедур. Есть тендерные тролли, которые хотят шантажировать заказчика, манипулировать результатами, отодвинуть конкурентов. Но четко назвать их количество сложно. Например, из 1024 жалоб к рассмотрению по сути принято 218. Это 21,9%. Но это не значит, что остальные тролли. Просто они оформлены ненадлежащим образом или не уплачен сбор за подачу жалобы. 

Как быстро принимаются жалобы? 

Одна жалоба — минимально — 15 минут. Встречаются случаи, когда заказчик начинает переписку с жалобщиком в системе обжалования и каждый из их тезисов — это, как отдельная жалоба. Это чревато тем, что при подаче жалобы система автоматически блокирует всю процедуру до вынесения какого-либо из решений. А бывает, что на одну процедуру подают по 50-100 жалоб. И все мы должны рассмотреть. 

Сколько сэкономили бюджетных денег, когда удавалось пресечь недобросовестные закупки? 

Статистику не ведем, потому что дело не только в экономии. К нам обращаются и жалобщики, права которых нарушили. У них цена продукции выше, но и качество соответственно, гораздо лучше. 

С введением новых правил госзакупок бизнес стал смотреть на государство, как на партнера?

Поведение бизнеса меняется. Год назад предприниматели самостоятельно отстаивали позиции на заседаниях Комитета. Сейчас нанимают юристов ведущих фирм. Бизнес опережает заказчика в знании тендерного законодательства и тендерных процессов. Он защищает свои права не только из-за экономической выгоды, но и потому, что есть спрос на справедливость. И заказчики начинают понимать, что не получится, протолкнуть свои интересы. 

В каких сферах выявлено больше всего нарушений при тендерных закупках? 

Если говорить по сферам, то это ремонт дорог, фармацевтика, топливный рынок, сегмент городского транспорта, специфическое оборудование (для Энергоатома или Укрзализныци), по Пенитенциарной службе много жалоб в части закупок продуктов.

На процент выявлений влияет многое. 

Первое — стоимость предмета закупки. Чем он дороже — тем больше шансов, что бизнес оспорит тендер при нарушениях. 

Второе — уровень рентабельности. Есть сферы, в которых стоимость закупки не очень высока, но рентабельность бизнеса высока. Третье — в сферах с наиболее высоким уровнем злоупотреблений заказчиков, где возникает спрос бизнеса на справедливость. Четвертое — специфические отрасли, где основным потребителем является государство и бизнесу продать свою продукцию больше некуда. И там жалуются больше всего 

Читайте также:  Чтобы было тепло: на Оболони один из домов затопило горячей водой

Как часто жалующиеся отменяют заявления? 

По состоянию на 10 октября из 218 принятых к рассмотрению отозвано 11. Почему забирают сказать трудно. Но был случай, когда жалующийся признался, что договорился с победителем о субподряде. Но это не массовое явление, в отличии от того, что было ранее.

Проблема в другом. Заявления забирают в последний день, когда Комитет потратил время и ресурс на расследование. Если на принятие жалобы к рассмотрению уходит 15-60 минут, то уже по принятым в производство — минимум 30 часов рабочего времени. А это впустую потраченные деньги налогоплательщиков при отзыве жалоб. 

Как часты случаи, подобные закупкам школьных автобусов у Черкасского завода? 

Дискриминация участников проявляется на 2 стадиях. Первая — когда заказчик прописывает документацию, в которой указывает каких участников хочет видеть на отборе: опыт, материальную базу, уровень персонала. Вторая — описание предмет закупки. И в этом случае заказчик может прописать требования так, что под них подпадает продукция только одного производителя. Это отсутствие конкуренции и, как результат, завышенная цена.  Но это не значит, что продукция хуже. Вы сами говорили о лучшем качестве. 

На открытых торгах должна быть конкуренция. А это не менее 2 участников. И это не могут быть дилеры одного производителя. Конкуренция может быть только между разными производителями и их дилерами. Ну а если заказчик не может объяснить, почему именно так выписаны условия, обращаемся в правоохранительные органы для оценки процедуры сквозь призму Уголовного Кодекса и разрешения вопроса о том, почему заказчик лоббирует интересы конкретного производителя.

К кому именно? 

В НАБУ — когда видим вопросы коррупционного характера. Либо в органы внутренних дел и прокуратуру. Если вопросы касаются госбезопасности, то еще и в СБУ. 

Как часто к ним обращаетесь? 

Заседания коллегии проходят каждый день и 2-3 раза в неделю по делам, где видим вопросы по процедуре и намеки на уголовное правонарушение, обращаемся в соответствующий орган. И это только касательно документации. Но дискриминация участников происходит еще и на этапе оценки предложений, когда заказчик видит ненадлежащим образом выписанную документацию у одного участника, но почему-то не видит у другого. Если заказчик не может объяснить, как он этого не заметил явного, тоже обращаемся в правоохранительные органы.

На какие ухищрения идут заказчики, помимо подтасовки документации? 

Любят кричать "зрада" при любом решении АМКУ. Участилось проведение процедур "на вчера". Например, оглашают процедуру по закупкаv автобусов, например, в августе, в то время, как к сентябрю они должны быть поставлены. А в законе есть срок на обжалование до 15 рабочих дней. И заказчик должен этот срок предусматривать. 

Насколько затягивается процедура закупки в этом случае?

Процедурно на рассмотрение и принятие решения по одной жалобе отводится 15 рабочих дней. Если АМКУ обязывает заказчика отменить решение, то на принятие нового и возобновление процедуры с точки приостановки уходит немного времени. В случае отмены процедуры полностью начинается новая. И тогда все в руках заказчика, который позволяет себе рассматривать предложение до 2 месяцев. 

Где больше всего возможностей для дискриминационных условий? 

При закупке автобусов, троллейбусов, медоборудования, строительной техники, программного обеспечения и оргтехники, расходных материалов — всего, где условия можно прописать так, что им будет соответствовать продукция одного производителя. Но только характеристиками продукции здесь не ограничиваются. Идут, например, на ограничение количества участников. Например, в Минобороны писали, что хотят видеть участников, которые имеют опыт в поставке специфических пайков. А это значит — на процедуру придут одни и те же лица.

Читайте также:  В работу киевского трамвая №1 внесены временные изменения

Еще одна новинка от заказчиков — требование выводов о качестве от определенной лаборатории. И чаще всего эта лаборатория находится в системе самого заказчика. Когда это специфическая лаборатория — это можно понять. Но когда несколько лабораторий имеют сертифицированный допуск на проведение определенных исследований, то они равны в праве на исследования. 

Как определяете суммы штрафов? Много говорилось об изменении подходов… 

Есть закон, где предусмотрена привязка штрафа к обороту предприятия за прошлый год в определенном соотношении — от 1% до 10%. И есть верхний потолок. Ранее Комитет руководствовался только законом. Но разница между нижней и верхней планкой может составлять миллионы и миллиарды гривен в зависимости от величины компании. Поэтому новый состав комитета принял рекомендационные разъяснения о порядке расчета штрафов, установив ряд критериев. 

Сколько вообще таких критериев? 

Учитывается несколько десятков факторов. Раньше их не было и взимали сумму штрафов, которую считали нужным, согласно внутренним убеждениям. 

По информационным правонарушениям суммы зависят от того, предоставлена ли информация в рамках исследования или в рамках конкретного дела, предоставлял данные ответчик или третье лицо, насколько информация полная, своевременно ли она предоставлена, правдива ли.

А при неинформационных нарушениях — от тяжести нарушения, поведения ответчика во время расследования, влияние нарушения на конкуренцию, на смежные рынки, потребителей, от социальной значимости товара и т.д. Каждый критерий — с соответствующим коэффициентом, который уменьшает или увеличивают сумму штрафов.

Какова в Украине ситуация с уплатой начисленных штрафов?

За 1 полугодие 2016 года наложено штрафов на 86 млрд. грн. Но это вместе с Газпромовским на 85,966 млрд гривен. Остальные субъекты хозяйствования должны 34 млн. грн., а оплатили 2 млн. 363 тыс. В то время, как в 1 полугодии 2015 г. наложили штрафов на 233 млн. грн, из которых уплачено 3 млн.496 тыс. грн. 

В чем же эффективность работы АМКУ, если штрафы по сути не платят? 

Это ошибка, что работу АМКУ оценивают по количеству оплаченных штрафов. Мы не занимаемся взысканием. Мы обращаемся в суд за принудительным взысканием если субъект не оплачивает штраф. И передаем решение суда в исполнительную службу, от которой и зависит процент взысканных штрафов. 

Взыскать штраф — это не право, а обязанность. И большую часть судов по взысканию штрафов Комитет выигрывает, так как это уже не спор о правомерности вынесения решения. Субъект же может обращаться в суд если считает, что штраф неправомерен.

Источник


Читайте также:

Комментарии закрыты.