Власть заняла позицию страуса — Захаров

Власть заняла позицию страуса — Захаров

О том, какие существуют недостатки в судебной реформе, как президент продолжает влиять на судей и прокуратуру и почему Украина не ратифицирует Римский статут рассказал в интервью Politeka правозащитник, директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров

— В Украине 30 сентября вступила в силу судебная реформа, соответствующие изменения в Конституцию и новый закон «О судоустройстве и статусе судей» Верховная Рада приняла еще 2 июня этого года. Каково ваше отношение к этой реформе?

— Я не очень доволен тем, что произошло. В изменениях в Конституцию были недостатки, которые, на мой взгляд, преобладают положительные элементы. Имею в виду — сужение доступа граждан к правосудию. Теперь только адвокаты смогут представлять интересы граждан в гражданских и административных делах.

Ранее адвокаты обязательно представляли интересы только по уголовным делам. Эту позицию, с определенной натяжкой, можно было понять. В гражданских и административных делах представителями интересов могли быть даже родственники, которые брались помочь в простом семейном или трудовом споре. За такие услуги были умеренные цены гонораров, рынок был устоявшийся, можно было найти помощь.

Теперь — только адвокаты. Это означает, что услуги адвокатов будут достаточно дорогими. Бесплатная правовая (адвокатская) помощь в таких делах все еще не работает. То есть, люди попали в серьезную зависимость от адвокатской корпорации.

— Это не правильно — адвокатская монополия?

— Конечно. Не считаю правильным давать привилегии определенной корпорации, особенно — на уровне Конституции. Это серьезная вещь, которая плохо повлияет на защиту прав человека в судах и ограничит доступ к правосудию.

— Можно ли ожидать увеличения стоимости услуг адвокатов?

— Да. Более того, даже нынешняя стоимость адвокатов под силу очень малой части населения. Люди обеднели, имеют малый доход. Обращение к адвокату — это очень накладно для бюджета семьи. А что будет дальше? Во всех инстанциях и Верховном суде Украины будет представительство только адвокатов. Даже в простых делах.

Читайте также:  Порошенко рассказал, как будет бороться с бедностью (видео)

Пойдут разговоры о том, что нет средств нанимать адвокатов. Это будет правдой. Тогда возникнет идея — надо адвокатов брать в штат, чтобы были государственные адвокаты и бесплатная правовая помощь! Но такую ​​помощь оказывать не всем, а тем — у кого малые доходы. А у кого средний доход — нет.

Государство взять на себя это бремя не может, так как не может выполнять все обязанности по социальным гарантиям, согласно букве закона, действует в зависимости от наличия средств в бюджете. Этих средств не хватает, особенно — на гражданские и административные дела. Будут большие проблемы. И адвокатская монополия — это не единственная проблема.

— Какие еще есть?

— Вторая проблема: отложения на три года ратификации Римского статута (Римский статут Международного уголовного суда устанавливает/рассматривает основные международные преступления: геноцид, преступления против человечности, военные преступления, экоцид и преступления агрессии, — ред.). Это ничем неоправданный шаг, потому что ратификация устава для Украины — необходима.

На сегодня есть проблемы в защите прав человека, связанные с нарушениями на Востоке во время военного конфликта и в Крыму во время оккупации. Сейчас все держится на том, что Украина продлила срок действия свои писем на участие прокуроров Международного Уголовного Суда в расследовании. Сейчас идет предварительное расследование на второй фазе. Всех фаз там четыре. Если бы Украина была полноправным членом Римского статута, то все было бы серьезнее и выглядело бы по-другому.

Читайте также:  Где и когда смотреть допрос Януковича-2

— На ваш взгляд, почему никак не ратифицируют Римский статут?

— Дело в том, что власти опасаются агрессивных действий против себя со стороны РФ. Наши военные часто вынуждены применять тяжелое оружие. Поскольку боевики намеренно держали свою артиллерию в жилых кварталах и вблизи школ и больниц — туда шла ответ ВСУ, эти кварталы страдали от таких обстрелов гибли люди. По Женевскими конвенциями это — военное преступление. Наша власть боится получить такое обвинение, но это — позиция страуса.

— Почему?

— Первое: если есть такие обвинения, то они будут предъявлены независимо от ратификации Римского статута. Если кто-то совершает преступление против человечности, то, независимо от ратификации Римского статута, можно получить такое обвинение, как его получил король Судана или Слободан Милошевич.

Отложения ратификации не спасает от таких претензий. Например, известна история о городе Первомайск. По нашим позициям стреляли из реактивных систем залпового огня, намеренно размещая среди жилых кварталов. Наши не отвечали, были потери. Их за это критиковали, поэтому потом начали отвечать, и Первомайске хорошо досталось.

Второе: надо усиливать свою аргументацию, поскольку первичная причина — агрессия РФ, которая привезла сюда оружие, инструкторов и воинские части. И надо собирать доказательства присутствия российских военных, их участия в боевых действиях. Россия же до сих пор отрицает свою причастность, а нам надо доказывать, что первопричина — политика Кремля. Необходимо выстраивать эту линию и аргументацию, искать железобетонные доказательства. Всем этим надо заниматься. Вместо этого наше руководство занимает позицию страуса.

Возможно, какие-то доказательства и ищут, но больше здесь делают негосударственные организации, которые собирают доказательства признаков преступления против человечности со стороны боевиков, российских наемников и военных РФ. Государство очень мало.

Читайте также:  Ученые создали революционный материал для зубных пломб

— Какие, на ваш взгляд, еще есть недостатки судебной реформы?

— Следующий, третий недостаток: не выписано как следует статус прокуратуры. Остается неопределенная ситуация, которая может вернуть прокуратуру в прежнее состояние. Все президенты Украины пытались использовать прокуратуру как карательный орган против своих оппонентов. Сейчас прослеживается попытка руководства государства иметь прокуратуру за «око государево».

Четвертое: назначение судей. Если Высший совет правосудия назначает судей, то кто подписывает им удостоверения — не должно иметь большого значения. Но и здесь эту процедуру сомкнули на президенте, внесли в Конституцию. Это выглядит странно, ненормально. От президента зависит в конечном итоге, подписывать судьи удостоверение или нет. Это все делает судейский корпус зависимым от президентской власти.

Стремление наших президентов управлять судами остается. Никак не хотят признавать суд независимым, потому что опасаются, что будет действовать не так, как считает нужным власть. И послушный суд — это уже не суд.

Александр Куриленко

Источник


Читайте также:

Комментарии закрыты.