Ударить по буферам. Кому выгодна реализация Минских соглашений?Киевские власти пугает создание настоящей буферной зоны между сторонами конфликта

Вторые минские соглашения украинскими властями были подписаны по одной очевидной причине – Киев снова, как и в августе-сентября 2014 года, внешние игроки вынудили пойти на эту уступку. Теперь все те же внешние игроки навязывают Киеву выполнение этих договоренностей, о чем красноречиво заявил на днях президент Франции Франсуа Олланд. Но смогут ли в одном политическом поле сосуществовать вместе две цивилизационно различные системы ЛДНР и «континентальной» Украины?

Если рассматривать позиции Киева через призму строящейся модели Украины как европейского государства, то Минск-2, безусловно, еще большая стратегическая уступка для украинских властей, чем был Минск-1. Сепаратисты в Донбассе при помощи российской армии еще дальше (хотя не значительно) отодвинули границы самопровозглашенных республик вглубь континентальной Украины. Правда и ВСУ в ходе январско-февральских боев 2015 года показали, что теперь готовы воевать с одной из лучших армий планеты.

Минск-2 глазами Киева

Сентябрьское перемирие 2014 года, которое стало возможным только благодаря откровенному вмешательству в войну регулярных вооруженных формирований РФ, Украина использовала для наращивание военного присутствия в зоне АТО. И опять же, как показали бои 2015 года, всего за полгода украинская армия смогла значительно вырасти как в управленческом, так и в тактическом плане. Однако боевые действия также показали, что против регулярных российских войск воевать без современного оружия практически невозможно.

Поэтому, начиная с весны 2015 года, украинские власти делают все возможное, чтобы наладить поставку высокоточного оружия со стран Запада, которое поможет переломить ситуацию и обеспечит Киеву стратегическое превосходства на Донбассе. Другое дело, что между намерениями получить такое оружие и реальным достижением цели пока что находится огромная пропасть. Так Петр Порошенко еще весной прошлого года ездил в ОАЭ и анонсировал о договоренностях с арабами на поставку летального вооружения, но уже на следующий день арабской стороной это сообщение было опровергнуто. Первый вице-спикер Верховной Рады Андрей Парубий катался в Вашингтон уговаривать американские власти поставить Украине вооружение, но ничего не добился. В это же время тогда еще советник президента а сейчас уже губернатор на чемоданах Михаил Саакашвили объявлял в соцсетях, что «вопрос с поставками американского оружия решен на 99%». Но на дворе уже октябрь 2016 года, а вопрос с поставками летального, тяжелого или наступательного вооружения по-прежнему не решен и по-сути, Украина со всеми своими военными проблемами осталась наедине с Россией.

«Каждая из сторон Минские соглашения трактует диаметрально противоположно»

Однако все эти телодвижения украинских властей говорят о том, что «Минск-2» в принципе невозможен к выполнению. К тому же, каждая из сторон Минские соглашения трактует диаметрально противоположно. Украина в них видит восстановление контроля над российско-украинской границей, разоружение незаконных вооруженных формирований и вывод с украинской территории иностранных (российских) войск. Власти ДНР/ЛНР акцентируют внимание на самоуправлении, децентрализации, возможности создавать «внутреннюю милицию» и возможность в особых экономических отношениях с Россией, что де-факто означает развал единого политического пространства Украины.

А тем временем в Киеве уже сейчас надо ответить на ряд ключевых вопросов:

  • Что делать с 6 волной мобилизации, которая забирает массу ресурсов у государства?
  • Что делать с добровольческими батальонами, которые далеко не подконтрольны центральным властям в Киеве?
  • Как выполнять взятые социально-экономические обязательства по Донбассу, когда половина региона находится не под контролем киевских властей?
  • Как социально-политически интегрироваться с ДНР/ЛНР, которые живут уже третий год по сути в цивилизационном измерении Российской Федерации?
  • «В полном объеме Минские соглашения реализованы не будут»

    Уже исходя из этих вопросов, можно со 100% уверенностью утверждать, что в полном объеме Минские соглашения реализованы не будут. Если гипотетически предположить, что договоренности вдруг реализовались, то Украина в таком случае обретет следующий вид. Это будет союзное государство с де-факто независимыми двумя пророссийскими республиками Донбасса, которые проводят собственную экономическую и гуманитарную политику, обладают неподконтрольными Киеву вооруженными силами («народной милицией»), а также, оказывают непосредственное влияние на внутреннюю политику Украины.

    Такая модель для Украины, в которой по-прежнему сильны сепаратистские настроения, даже гипотетически невозможны. Представить, например, в Верховной Раде выступление народного депутата Украины Дениса Пушилина, который рассказывает об артиллерийских обстрелах частями ВСУ Горловки, — это уже чистой воды футуризм.

    «Мирное сосуществование унитарной Украины и полностью неподконтрольных районов Донбасса в принципе невозможно»

    Все это говорит только об одном – мирное сосуществование унитарной Украины и полностью неподконтрольных районов Донбасса в принципе невозможно.

    А что возможно?

    В целом, вариантов решения «восточного вопроса» для Киева не так много.

    Первый вариант – военный, который возможен только при реальной, а не декларируемой помощи Запада. Правда, последствия для самой Украины в таком случае могут стать непредсказуемыми. Россия, безусловно, испытывает трудности с западными санкциями, и содержание огромной военной группировки на востоке Украины существенно бьют по ее бюджету. Другое дело, что военный ресурс России и Украины сегодня несопоставим. Украинская армия уже научилась обороняться, и бои за Марьинку и Широкино показали, что на отдельных участках ВСУ может побеждать. Но без системных поставок современных образцов вооружения с Запада, Украине практически невозможно будет вернуть Донбасс военным путем.

    Второй вариант – создание подобия межсоюзного государства, по аналогии с Чехией и Словакией 1990-1992 годов или Сербией и Черногорией 2003-2006 годов. Однако указанные примеры вполне конкретно демонстрируют, что такие союзные государства являются ничем иным, как прелюдией перед окончательным разводом. Для Украины это неприемлемо по ряду причин, включая невозможность информационного сосуществования двух антагонистических цивилизационно-политических миров.

    Третий вариант, к которому сейчас и скатывается ситуация – это «приднестровизация» Донбасса. Однако по факту это будет означать интеграцию ДНР и ЛНР в политики-экономическое пространство РФ. При этом для Москвы это будет даже не столько экспансионистский шаг, сколько разгрузкой для федерального бюджета. Пока что Россия поставляет в разрушенный Донбасс гуманитарные конвои, но взять на постоянный баланс около 3 миллионов человек – это в буквальном смысле дорогое удовольствие для кризисной российской экономики. Поэтому логичным образом станут появляться проекты по запуску инфраструктурных объектов Донбасса. Например, в ЛНР уже сейчас начали изготавливать автобусы, а окончательную сборку проводят в Донецке Ростовской области, чтобы обойти внешние санкции. В таком случае, ДНР/ЛНР превращаются для России в своеобразный Крым, присоединение которого на Западе не признали, но по факту оно состоялось.

    Но в стратегической перспективе Киев опять же, только проигрывает. Украина в таком случае теряет значительную часть территории и населения.

    «Соглашения «Минск-2» сами по себе тупиковые и временные»

    Таким образом, соглашения «Минск-2» сами по себе тупиковые и временные, о чем свидетельствуют ежедневные бои в зоне соприкосновения. Но еще больше киевские власти пугает создание настоящей буферной зоны между сторонами конфликта. В таком случае мятежные республики получат передышку, а действующие киевские власти актуализацию проблем социально-экономического блока, так как внешний военный раздражитель будет снят.

    Игорь Лесев, Информат

    Источник


    Читайте также:

    Комментарии закрыты.